Алиса в Зазеркалье в театре Петра Фоменко

В 2010 года в московском театре Мастерская Петра Фоменко состоялась премьера спектакля «Алиса в зазеркалье«. На сайте театра есть много фото и видео материалов, а также отзывы прессы об этом спектакле.
Алиса в Зазеркалье в театре Петра Фоменко
Программка к «Алисе в Зазеркалье» состоит из двух частей. Первая напечатана на полукартоне и вся разукрашена: по ней ползает мохнатая гусеница, в серебряном чайнике плещется златоперая рыбка, а над ударным «а» в названии спектакля примостилась прелестная павлинка. Она, эта часть, сделана для детей и не только для того, чтобы сообщить им, кто в спектакле играет Белого Кролика, а кто — Черную Королеву. Дома, в развернутом виде, она может стать полем для настольной игры вроде старорусского «Гуська» или советского «Колпачка за колпачком».

Вторая, белый бумажный вкладыш, адресована взрослым. Тут можно узнать, что Льюиса Кэрролла на самом деле звали Чарльз Лютвидж Джонсон, прочитать умные слова Гилберта Кита Честертона и Вирджинии Вульф , но главное, видимо, это цитата из Нины Демуровой, которую следует воспроизвести хотя бы отчасти.
Алиса в Зазеркалье в театре Петра Фоменко
«…Сам Кэрролл неоднократно протестовал против попыток „вчитать“ какой бы то ни было аллегорический смысл в его сказки /…/ Снова и снова в ответ на вопросы критиков и читателей он повторял, что хотел лишь „развлечь“ и что его нонсенсы не значат решительно ничего», — пишет исследовательница, вовсе не утверждая, что так оно и есть. Можно думать, что сама она не очень верит Кэрроллу на слово, но «Мастерская П. Фоменко» и режиссер Иван Поповски ему верят. Или хотя бы стараются поверить.

Именно поэтому они не жалеют ни выдумки, ни сил, ни денежных вложений. Развлекать нынешнего, всячески забалованного ребенка средствами театра, да еще так, чтобы у него глаза три часа подряд сияли от восторга — ох, нелегкая это работа! А если рядом с ребенком в зале сидит мама или папа, знаток всех искусств (в присутствии ребенка папе необходимо быть знатоком всего на свете), она усложняется дополнительно. Но «Алиса в Зазеркалье» — именно семейный спектакль. Не только чрезвычайно красивый, но, похоже, и чрезвычайно дорогой.

Для того, чтобы описать хотя бы половину его красот, рожденных фантазией, искусностью, веселым трудом и хорошим знанием новых сценографических технологий, потребовались бы несколько десятков страниц и несколько месяцев работы. Восторженные «ахи» ничего никому не объяснят, поэтому я ограничусь глубоким поклоном т.н. «Союзу художников», собранному Иваном Поповски. То есть: Вадиму Воле (он известен миру не столько художником, сколько автором бестселлера-самоучителя «Про-зрение, или Как я избавился от очков за 7 дней»), Константину Лебедеву, Владимиру Максимову, Юлии Михеевой, Ольге-Марии Тумаковой. И отдельный поклон — Ангелине Атлагич, прекрасной сербиянке, художнику по костюмам. Браво, Ангелина! Все сделано именно так, как надо, и едва ли не красивей, чем у самого Тенниела. Единственное, о чем жалею: ну почему Иван Поповски не предложил Вам отобразить ярчайший образ Бармаглота?

Впрочем, и без Бармаглота с его хливкими шорьками в этом спектакле много сцен, которые запомнятся надолго. Как забыть, к примеру, запальчивого и самовлюбленного Шалтая-Болтая — Василия Фирсова. Как забыть встречу Алисы с Белым Рыцарем — кульминацию спектакля?

Короче: идите и смотрите. Непременно. «Алиса в Зазеркалье» Мастерской П. Фоменко, как я думаю, может стать для сегодняшних зрителей так же важна, нужна и дорога, как сто лет назад — нет, уже почти сто два года — «Синяя птица» Художественного театра.

Comments are closed.